Общий анализ крови с лейкоцитарной формулой подготовка

Общий анализ крови с лейкоцитарной формулой подготовка

Авторы: Кузняк Ирина

Информации о том, что такое лейкоцитарная формула крови, предостаточно. Есть и характеристики отдельных представителей, и их функции, примеры в цифрах нормы и патологии. Я же хочу рассказать о том, с чего начинается история, что происходит до того, как появятся цифры в процентах (можно и в абсолютных числах) на бланке.

Маленькая капля крови размазывается на предметном стекле вторым стеклом (с зашлифованным краем, чтобы не травмировать клетки) так, чтобы с одного края получилась «щетка» — наиболее тонкий слой мазка, где и будет подсчитана та самая «формула».

После того как кровь высохнет, начинается сам процесс окрашивания (у него есть название по автору, но способов окрашивания препаратов (и не только крови, но и осадка мочи, мокроты, да много чего!) множество, выбирается конкретный в зависимости от того, какие структуры клеток или даже микробов нужно акцентировать. Препараты крови для подсчёта формулы окрашиваются красителями, один из которых достаточно концентрированный, поэтому его разводят дистиллированной водой, (а не водой из-под крана, т.к. в кране вода имеет щелочную рН, с ней клетки абсолютно не прокрасятся, — на этом попадаются начинающие лаборанты).

В лаборатории вообще все реактивы разбавляются дистиллированной водой (ее желательно слегка подщелочить, т.к. D-вода имеет слабокислую реакцию, а для окрашивания препаратов крови нужна вода с нейтральной средой), полностью лишенной примеси растворенных веществ и микроэлементов, — от этого зависит чистота реакций, а некоторые аппараты (анализаторы) вообще могут выйти из строя на водопроводной воде.

Есть суперсовременные аппараты для работы с геманализаторами, в которых процесс появления лейкоформулы полностью роботизирован, человек просто стоит рядом и следит за этим процессом со стороны. Я бы это сравнила с тортом, испеченным руками человека дома и купленным в магазине:). Например, флакон краски может иметь неидеальную интенсивность красителя в различных партиях или у различных производителей, а человек при ручной работе легко опытным путем выйдет на оптимальное время окрашивания и соотношение D-воды и краски. Врач-лаборант (чаще фельдшер-лаборант) окрашивает мазки будущих формул по методу Паппенгейма, и он заинтересован, чтобы все структуры клеток идеально прокрасились, т.к. эти «пейзажи» в микроскопе ему же потом и смотреть, а иногда и показывать коллегам из других (лучше референтных) лабораторий, если он в чем-то сомневается.

Значение лейкоцитарной формулы очень велико, и не только в гематологической патологии. Хотя 95% мазков будут обычными и понятными, но оставшиеся 5% могут как минимум удивить! Как говорится, ох уж эти 5%!

После окрашивания стёкла полностью высушиваются, на область «щетки» наносится капля иммерсионного масла — и уже можно любоваться человеком, увеличенным в 1000 раз! (При желании, сменив окуляр, и в 1500 раз!) Кстати, общее увеличение микроскопа является произведением увеличения объектива на увеличение окуляра. Микроскопы, которые соединены с монитором, могут «показывать» окружающим, что там за таинство видит лаборант. Также щелчком мышки можно сфотографировать отдельные поля зрения. Думаю, вполне логично в тех лабораториях, где имеется возможность делать фото микроскопии, прикреплять к бланку фото патологических клеток — лечащему врачу это даст дополнительные подсказки. Есть смысл вклеивать такие фото и в историю болезни, как рентгеновские снимки. Это и в условиях страховой медицины имеет свои преимущества.

Все попавшие в поле зрения лейкоциты врач подсчитывает и «сортирует» с помощью лейкоцитарного счетчика. Считаются обычно 100 лейкоцитов. Но при сложных патологиях можно подсчитать и 200, и 400 клеток, чтобы вывести предельно точное число. Геманализаторы подсчитывают в разы большее количество лейкоцитов, но бездушный аппарат учитывает только размер клеток, наличие ядер, а не морфологию (строение и внешний вид). Самый простой пример: он не отличит лимфоцит от нормоцита (эритроцита с ядром).

В центре — нормоцит.

Нормоцит (на 9 часов) и лимфоцит (на 3 часа) для сравнения. На 12 часов — сегментоядерный нейтрофил.

А ведь это настолько серьезная патология, что я только могу вам посоветовать искать лабораторию, где делается и ручной подсчет формулы помимо результата геманализатора.

Еще один пример «слабого звена» геманализаторов: подсчет количества тромбоцитов, которое «наколдовал» железный робот (он считает большие тромбоциты, микросгустки, фрагменты эритроцитов и лейкоцитов). Ненадежный результат ОАК в геманализаторе может быть и при избытке эозинофилов, наличии бластов, вироцитов… Что уж говорить о малярийных паразитах в эритроцитах (но это уже совсем отдельная история). И чем проще аппарат, тем важнее наличие врачей-лаборантов, на которых, к сожалению, многие лаборатории пытаются сэкономить.

Кстати, есть такой показатель в геманализаторах, как МСНС (его чаще используют как индикатор ошибок), — по нему вы можете судить о том, как откалиброван аппарат. Если он превышает 38 г/дл, то не стоит доверять такому анализу, лучше пересдайте кровь в другой лаборатории.

Геманализатор выдаёт много-много параметров (чаще 20–31), но, как правило, в 80% случаев в педиатрии врачу достаточно так называемой «троечки» (гемоглобин, лейкоциты, СОЭ) с лейкоформулой, хорошо если ещё и с СРБ. Все остальное больше интересует гематологов.

Хотелось бы обратить внимание читателей на то, что если в ОАК низкий гемоглобин (который подтвердился ещё пару раз), это совсем не значит, что показаны препараты железа. Сначала нужно сдать анализ на «сывороточное железо» (можно с трансферрином и ОЖСС одним махом, если позволяют финансы), чтоб исключить другие виды анемий (хотя они встречаются очень редко), а потом (если подтвердится железодефицитная анемия) — «грызть железо». Почему обязательно грызть? Потому что железо должно: 1) быть в пероральной форме, 2) являться сульфатом (а не фумаратом, глюконатом, гидрохлоридом или просто хлоридом), 3) быть двухвалентным (а не трехвалентным). Хорошо, если добавлен в препарат витамин С (для улучшения всасывания). Интересно, о чем думали производители железосодержащих препаратов, состав которых является полной противоположностью этим характеристикам. Чтобы что? Дух противоречия? Причем такие бесполезные препараты врачи назначают и по сей день.

Просматривая лейкоформулу, врач ещё дополнительно перепроверяет гемоглобин, количество лейкоцитов, оценивает «красную кровь» — все те цифры, что уже есть в бланке, т.к. элементарно во время забора крови медсестра могла отвлечься и, простите, на пробирке поставить чужой номер (человеческий фактор никто не отменял).

Слева — формула, сделанная непосредственно «из человека», сразу на стекло. Справа — формула, сделанная из пробирки с ЭДТА.

Ну и в той формуле, которую делали из крови, что находилась в пробирке с антикоагулянтом (еле заметное напыление белого порошка на стенках внутри пробирки, — соли ЭДТА) подсчитать тромбоциты (чтоб перепроверить то, что выдал геманализатор) нормально не получится, да и лейкоциты с эритроцитами особой «красотой и фотогеничностью» отличаться не будут. Поэтому я считаю, что ОАК, сделанный ручными методиками, несравнимо лучше.

опубликовано 26/01/2018 16:40
обновлено 19/03/2018
— Анализы и обследования, Гематология



Источник: lib.komarovskiy.net

Читайте также
Вид:

Добавить комментарий